У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Затмение. Да придет тьма.

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Затмение. Да придет тьма. » Форкс » Друг или враг?


Друг или враг?

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

► Название
Друг или враг?
► Место
Форкс. Окраина города, поблизости находится лес.
► Время:
Настоящее. Вечер. 22:00.
► Участники
Edward Cullen, Monique Dupree.
► Краткое описание
События, происходящие в Форске и заставившие Калленов переехать на Аляску не дают Эдварду покоя. Поэтому после долгих размышлений он все-таки решает отлучиться ненадолго и посмотреть, на сколько же плохи дела в Форксе.
Моник, недавно прибывшая, естественно не по своей воле, в армию Виктории. Они не особо подружились с ней, и поэтому точно сказать, что Моник будет до последнего стоять на стороне Виктории нельзя. Сегодня она как обычно беззаботно вышла на охоту...
Встреча была незбежна... Но кто они друг другу? Друзья или враги? Между ними завязывается разговор о последних событиях в городе, и о том, почему же Виктория так яростно хотет отомстить этой семье.

Отредактировано Monique Dupree (17 ноября, 2012г. 16:46:41)

0

2

Эдвард давно не был в Форксе, да и что ему здесь делать, когда такое родное место внезапно для всех превратилось в эпицентр негативных событий и в штаб противоборствующего лагеря. Но так или иначе, его тянуло в это место – знакомый город и окружающий его лес, знакомые люди и родные, застрявшие в этой «дыре». Так близко и так далеко. Порой, начинает казаться что обмен – единственное что может спасти, но спасти одного что бы потерять другого – это глубо, безрассудно, инфернально… Так не должно было случиться и Эдвард старался приложить к этому все свои силы.
Идя размеренно и еле слышно, Эдвард разглядывал окружающую его местность, которая уже не была так похожа на то место, где он когда-то жил, встретил Беллу и обзавелся новой жизнью. Все здесь было чужое и какое-то слишком пустынное – это настораживало, но с друголй стороны и успокаивало Каллена. Пока он здесь один – у него есть время подумать и шанс не быть услышанным в своих громких рассуждениях. Но вы же отлично понимаете, что даже у стен бывают уши, а в лесу не может быть пусто, иначе это уже какая-то «Красная шапочка» получается. Издалека заслышав приближение существа, подобного себе, Эдвард не стал рваться прочь или навстречу, он просто затих. Остановившись он еще раз огляделся вокруг и стал выжидать. Будущая собеседница не заставила себя ждать и Эд предложил ей выбрать манеру разговора. «Швыряя врага о хвойное дерево, с ним тоже можно побеседовать…» - подумал он, представляя исход предложенного выбора.
Непонятно почему, но девушка не выглядела воинственной или вообще агрессивной. Вряд ли она вообще предполагала, что здесь кто-то есть, поэтому и не настраивала себя на исходы, подобно Эдварду. Заговорить с ней означало выдать себя, напугать или разозлить юную и судя по всему голодную вампиршу. Еще раз убедив себя в том, что «первый шаг» делать не нужно, Эдвард затих.

+1

3

Она - самый обычный человек, который и не мечтал о той жизни, которой теперь наслаждается. Ее жизнь с самого детства напоминала большой чистый лист, на котором всегда писали другие. Нет, ей не запрещали расписывать свою жизнь, так как она этого захочет. Просто, никто не объяснил ей, как и что нужно делать, чтобы быть человеком. Индивидуумом, имеющим свои мысли, чувства, слова. Свои, а не чужие. Рядом не было никого, способного научить, как найти свое место в жизни.
Она все время представляла, как изменилась бы ее жизнь, если бы... Какие только мысли не приходили ей в голову! Какие истории! И однажды наступил тот день, который изменил все. Появился тот, кто объяснил и научил ее как это быть... вампиром. И она никогда не забудет тот день, когда впервые убила человека. Не забудет те глаза, полные страха и отчаяния. За эти полгода она более менее научилась сдерживать свой голод, даже иногда пыталась питаться животными. Как сейчас. Она научилась быть осторожной, и поэтому она охотилась на людей только тогда, когда просто не могла больше терпеть свою жажду. К тому же, Дюпри была уверена, если так пойдет и дальше, и новообращенные останутся в Форксе еще на некоторое время, то количество жителей близ лежащих городов заметно сократится. И это уж точно не останется незамеченным.
Моник бежала по лесу, перепрыгивая через поваленные деревья и кустарники. Остановившись, она осмотрелась вокруг, словно почувствовав чье-то присутствие. Дюпри пробиралась сквозь деревья, и наконец увидела того, кто похоже уже давно заметил приближение Моник. Её шаги были неестественно медленными и сделанными то ли с сознательной, то ли неосознанной опаской. Темно-красные глаза ни на секунду не отрывались от незнакомца. Он стоял среди деревьев, неподвижный, как статуя. Уже довольно стемнело, но это не помешало Моник разглядеть его лицо. Золотые глаза. Она склонила голову набок. Вампирша помнила рассказы Деметрия, и других новообращенных о семье, которая питается только кровью животных, отчего их глаза приобретают золотистый оттенок.
- Каллен? - произнесла Моник. Новообращенные утверждали, что Каллены сбежали, осталась только Эсми, и то, не по своей воле. Дюпри не ожидала увидеть здесь любого другого представителя их клана. К тому же, учитывая то, что Виктория только и видит, как уничтожает любого из их семьи. Моник подалась чуть вперед, выставив перед собой раскрытые ладони, показывая, что она не собирается нападать или делать еще что-нибудь в этом духе.
- Я пришла с миром, а вы? - Моник не была сторонницей Виктории, и она не знала, что Каллены сделали ей такого, что она так яростно жаждет их смерти. Поэтому Дюпри надеялась выяснить это сегодня у этого незнакомца с золотыми глазами.

0

4

- Каллен?
«Наша слава идет впереди нас» - проскользнуло в голове у Эдварда и он сделал пару шагов навстречу незнакомке, которая судя по всему не представляла опасности.
Ее растопыреные пальцы вызвали в Каллене какую-то внутреннюю насмешку или даже умиление – судя по всему девушка еще не отвыкла от людских замашек и представление опасности у нее сформировалось не до конца. Наверное, действительно, сложно перестроиться из существа спящего по ночам и боящегося нападения на темной улице, в существо нападающее при чем без всякого оружия – долю секунды Эдвард пытался вспомнить себя в таком состоянии, но память не хотела выдавать ему те, страшные моменты, которые он так старательно и с заботой прятал в такие уголки мозга или души, что сам теперь не мог отыскать. 
- Я пришла с миром, а вы?
Эдвард снисходительно улыбнулся и вновь промолчал. «Что она еще про меня знает? И почему не нападает как та, что заправляет здесь?» - все это казалось ему странным и даже каким-то диким. Не уж то приспешники Виктори настолько слабы или глупы, что бы задавать такие вопросы? А может быть вся эта лига новообращенных начала приходить в ум и осознавать серьезность и в тоже самое время глупость этой войны? Но разве можно так просто задавать такие вопросы, незнакомой девушке, повстречавшейся на вражеской территории?
Вместо слов, Каллен кивнул девушке и приблизился еще на пару шагов.
- Почему ты не нападаешь? – с долей иронии ответил вопросом на вопрос юноша. Конечно же, ему было понятно что девушку лучше не злить, а если быть с ней позаботливее то можно многое разузнать, поэтому Эдвард был максимально осторожен, не делая резких движений или не произнося лишних слов. Сейчас каждый был на счету и вся происходящая ситуация. Могла склонить чашу весов в его сторону.
- Она разве не учила тебя, что Каллены это плохо? – неожиданно холодно произнес он, разглядывая лицо девушки, по которому ее можно было читать словно книгу. «Что мне отвечать на ее вопросы? Врать? И кого спасала ложь? А спасала ли кого-нибудь правда?» Задаваясь такими глупыми и наивными вопросами, словно маленький ребенок, пытающийся понять «что такое хорошо и что такое плохо?», он каждую секунду ожидал атаки, хотя и процентов на 90 был уверен что ее не последует, хотя бы потому, что рядом он больше никого не чувствовал, а нападать на него, вампира «со стажем» было бы глупо даже для самой нервной новообращенной.

+1

5

Так как незнакомец не ответил и не шелохнулся, Моник поняла, что похоже он раздумывает над тем надо ли это ему вообще. Вампирша стояла в нескольких метрах от Каллена, но все равно ей удалось заметить маленькую улыбку, скользнувшую на его лице. И чему же ты радуешься? Каждый выжидал какого-то определенного момента, чтобы понять станет ли кто-нибудь из них нападать или нет. Дюпри просто продолжала наблюдать за поведением вампира. Если он вдруг решит, что этот разговор ему ни к чему и захочет оторвать ей голову, то ей нужно приготовиться бежать. Драться она не хотела, да и к тому же вряд ли он последует за ней, в город, где полно других новообращенных вампиров, желающих его смерти, так же как и сама Виктория.
Так и ничего не сказав, вампир лишь коротко кивнул, и, не отрывая сосредоточенного взгляда от девушки, подошел немого ближе. Моник отступила на шаг в целях собственной безопасности, хоть он и дал понять, что никакой атаки не планирует, она все равно не была не совсем в этом уверена. 
- Почему ты не нападаешь? - наконец спросил парень.
А ты этого хочешь? Похоже, Каллен явно не планировал давать конкретных ответов на вопросы Моник. Ну, если ты не отвечаешь на мои вопросы, то и я не буду.
- А зачем мне нужно нападать на тебя? - Моник неожиданно для себя издала негромкий смешок и удивленно вскинула брови.
- Она разве не учила тебя, что Каллены это плохо? - вампир внимательно оглядел Дюпри. Он вел себя как опытный дипломат - предельно осторожно и уклончиво. Видимо, годы практики сказались.
- Она? Да, других вампиров она именно этому и учила. Но я не помню, что участвовала в Её войне... - Вампирша свела брови на переносице и сжала губы в тонкую линию. Всем своим видом показывая, что она не считает эту идею достаточно хорошей. Нельзя сказать, что Моник была на стороне Виктории. Это было вынужденное сотрудничество, которое ни ей, ни самой Виктории радости не доставляло.
- Что ты тут делаешь? Я ведь точно слышала от других, что они сбежали. Не уж то они все-таки решили вернуться за Эсми? Моник видела эту желтоглазую вампиршу всего несколько раз. Только сейчас Дюпри осознала, что ей вовсе не следовало бы быть здесь сейчас. Да и мало ли что забыл в этом месте Каллен. Сейчас ей нужно быть предельно осторожной, ведь не всем хочется умирать, а даже вот такая встреча двух вампиров может обернуться очень трагично для одного из них. В этот раз это может быть Моник, так как, во-первых, она "новичок" в этом деле, а во-вторых... Да больше нет других вариантов. Теперь уж ей нужно быть начеку в любое время суток и не распространяться на мелочи, любой момент может стать последним в ее жизни. И как же себя повести? Лучше умереть здесь быстро и безболезненно, или через пару месяцев в боли и мучениях? Нет, не то и не другое... К сожалению, я не могу себе этого позволить. Кто знает, может этот парень сможет мне чем-нибудь помочь, если я помогу ему... Стоит попробовать...
- Предлагаю тебе... Партнерство. Ведь мы оба в какой-то мере связаны по рукам и ногам, потому что именно здесь, во всех этих событиях присутствуют дорогие нам люди и нам ничего не остается кроме как пытаться распутать этот клубок проблем. Мы можем помочь друг другу в этом. - уверенным тоном произнесла Моник.

Отредактировано Monique Dupree (19 ноября, 2012г. 20:31:08)

+2

6

- Она? Да, других вампиров она именно этому и учила. Но я не помню, что участвовала в Её войне...
Теперь Эдварду пришлось вскинуть бровь, ибо такого ответа он не ожидал. Диалог начинал становится интересным для обеих сторон и даже в некотором роде ценным и прерывать его не было совершенно никакой причины. Не смотря на некоторую боязливость ситуации, Эдвард начинал чувствовать себя уверенно и это ни могло ни радовать, а это был о уже хорошо. «Не все новообращенные так глупы как может показаться» - подумал Эдвард и остановившись у дерева оперся на него плечом.
- Что ты тут делаешь?
Каллен опустил взгляд и пару секунд подумав, решил что лучшая ложь – это правда. Хочешь потерять вещь – положи ее на самое видное место и ты не найдешь ее никогда. Ну или до тех пор, пока кто-то со стороны не укажет тебе на твою невнимательность или наоборот чрезмерное внимание.
- Хочу узнать что здесь происходит. – он ответил честно, не задумываясь и не лукавя, и действительно, кроме обстановки в Форксе его мало что интересовало последнее время. Семья расколовшаяся на несколько лагерей, только и делала что портила нервы и устраивала разного рода скандалы. Даже в Белле, молодой вампир уже не находил того утешения, что было раньше. Может быть это из-за того, что она стала камнем преткновения и ее жизнь приравнивалась к жизни Эсми, а может быть просто потому что на нежности не оставалось времени – трудно было сказать. Отвечаяя на вопрос новой знакомой, Эдвард дал волю грустинке, которая в туже секунду вырвалась на свободу и поселилась в золотых глазах, которые он больше не хотел поднимать.
- Предлагаю тебе... Партнерство. Ведь мы оба в какой-то мере связаны по рукам и ногам, потому что именно здесь, во всех этих событиях присутствуют дорогие нам люди и нам ничего не остается кроме как пытаться распутать этот клубок проблем. Мы можем помочь друг другу в этом.
Честна ли была девушка с Эдвардом – понять было сложно, но факт оставался фактом – она говорила достаточно умные и занимательные вещи, которые действительно могли пойти на пользу.
- Ты знаешь ради кого я здесь, но я не знаю кого хочешь спасти ты. – Эд был немногословен, в целом он вообще мог не разговаривать с девушкой и попросту ее прочитать, но это было бы нечестно. А до того момента пока они представляют друг для друга интерес – нужно хотя бы постараться играть по правилам. Вопросительно посмотрев на незнакомку, Эдвард добавил:
- И я не знаю как тебя зовут.
Решившая не отвечать на вопросы, теперь должна была сама для себя формулировать их и желательно давать ответы, которые бы устроили Эдварда. Но так все рисовалось в его голове, а вот как все сложится на самом деле – пока оставалось загадкой даже для него.

+1

7

В лесу было довольно-таки темно, если бы Моник была человеком, то она точно даже и не заметила бы передвижение вампира к близ стоящему дереву. Он больше не смотрел на Дюпри, взгляд его таинственных золотых глаз был обращен на листья, лежащие под ногами. Однако было заметно, что он вовсе не смотрел на землю, мысли его, по-видимому, витали где-то очень далеко. Моник, уличив момент, тихим шагом прошла к другому дереву и присела. Сегодня поохотится, кажется, не удастся... Девушка наблюдала за поведением Каллена. Конечно, ей было немного интересно, что же он ожидал найти или увидеть в этом городе, который был захвачен обезумевшими от жажды новообращенными. Хотя, Дюпри была уверенна, что рано или поздно им придется столкнуться друг с другом еще раз. Хотят они этого или нет. Виктория уж точно не оставит свою затею незаконченной - это дошло до Моник еще в первые дни знакомства с ней.
- Хочу узнать что здесь происходит. - Коротко и ясно проговорил Каллен. Похоже, он не особо был настроен вести беседу.
- Ты знаешь ради кого я здесь, но я не знаю кого хочешь спасти ты. - Вполне логичный вывод, однако, была одна единственная, и не сказать что маленькая проблема. Моник не могла сказать кого она хочет защитить. Вообще она до сих пор не была уверенна в том, правильно ли она поступает, или это был самый глупый поступок в ее жизни. Попытаться довериться незнакомому вампиру? Да конечно, только мне и могло показаться, что в этом есть хоть какой-то смысл.
- И я не знаю как тебя зовут. - Спустя некоторое время добавил парень.
- Было бы слишком просто, если бы мы раскрыли друг другу все свои карты, не так ли? Я могу лишь сказать то, что ты, возможно, его знаешь. Но больше ничего, увы. - Дюпри разочарованно пожала плечами. Она и правда не могла сказать ничего больше, она обещала хранить это в секрете. Если она выдаст себя, то ни к чему хорошему это не приведет. А подвергать Его еще большей опасности ей не хотелось. Но раз уж она сама предложила посодействовать друг другу, то естественно ей придется немного рассказать и о своей "ситуации".
- Мое имя Моник. Я присоединилась к Виктории совсем недавно. А тебя зовут... - Вампирша пыталась вспомнить все рассказы о Калленах. Карлайл и Джаспер - блондины, Эмметт - брюнет. - Эдвард? Я неплохо осведомлена о твоей семье как ты понял. Меня можно сказать ввели в курс дела. Но не для битвы с вами. - Моник старалась выглядеть как можно более дружелюбной.
- Если честно я даже не хочу быть втянутой в эту вашу войну. - Вампирша не знала точной цели, которую добивалась Виктория. Никто не знал. Все говорили лишь то, что нужно убить клан желтоглазых и девушку, которая вечно находится с ними. - Дело ведь не только в Эсми и той девушке, ведь так? У Виктории должны быть более веские причины, чтобы настолько вас ненавидеть...

Отредактировано Monique Dupree (19 ноября, 2012г. 23:16:52)

0

8

- Эдвард? Я неплохо осведомлена о твоей семье как ты понял. Меня можно сказать ввели в курс дела. Но не для битвы с вами.
В этот момент у Эдварда сложилось неприятное ощущение, что в Форксе Калленов изучат по учебникам или натаскивают вампиров, будто бойцовых собак на фотографии, запахи, коды и шифры. Данный факт просто таки раздражал. Почему здесь все всё о них знают? Конечно, ответ напрашивался сам собой, но приятного то в этом было мало. «Что же ты еще обо мне знаешь?»
И без того хрупкий мир начинал рассыпаться прям на глазах по одной простой причине – было слишком много вопросов и слишком мало ответов. Девушка предложившая сотрудничество явно что-то не договаривала и вполне была уверена что все делает правильно, что тоже не проходило бесследно.
- А для чего? – бездумно уставившись куда-то в никуда спросил Эдвард. Этот вопрос был насущным и в некотором роде любопытным. Если Виктория решила брать не силой, то чем? Не уж то она смогла придумать что-то более интересное, чем выпустить армию пушечного мяса против всего семейства Калленов.
- Дело ведь не только в Эсми и той девушке, ведь так? У Виктории должны быть более веские причины, чтобы настолько вас ненавидеть...
Единственное что для Эдвварда оставалось совсем непонятным – почему девушка задает вопросы ему, а сама молчит словно партизанка на вражеских полях. Каких ответов она хочет получить при такой нераспространенности собственной мысли?
- Было бы слишком просто, если бы мы раскрыли друг другу все свои карты, не так ли? – что оставалось юноше кроме как ответить словами самой же Дюпри, отношение к которой, менялось у Эдварда буквально каждые несколько секунд. Она то нравилась ему и внушала доверие, то была врагом номер один после Виктории и остановится на чем-то одном было сложно. Его так и подмывало сказать ей: «Беги. Беги пока есть илы и ни секунды не сомневайся, что я тебя догоню». Но реального овода для таких угроз пока не находилось, да и небольшой шанс узнать хотя бы что с Эсми – не давал делать поспешных решений. Если бы Эдварду нужно было дышать, сейчас он бы очень глубоко вздохнул и только после этого начал бы говорить, но надобности не было, поэтому он просто поднял глаза на Моник и отправил в ее сторону такой пронзительный взгляд, какой только ему приходилось посылать.
- Ладно. Ты что-то хочешь предложить? Или мне пора. Сама знаешь – нам опасно здесь находиться.
Глупо было покидать город не узнав хотя бы какой-то информации о тех, ради кого приходил сюда. Но и тратить время на пустые разговоры было глупо. Ввязываться в драку совершенно не хотелось, но при желании или малейшей опасности можно было и прикончить лишнего свидетеля, который с большой долей вероятности в первую же минуту побежит сдавать нового знакомого главнокомандующей. Впрочем, от этого мало что изменится, ведь к тому моменту Эдвард будет уже далеко.

+1

9

- А для чего? - поинтересовался Эдвард. Было видно, что ему не особо нравится то, что Моник знает о его семье. Каллена можно было понять. На его семью напали, его мать находилась в заложниках у Виктории. Если бы Моник была на его место, то она не просто бы пришла узнать, что здесь происходит. Она разнесла бы всю армию Виктории в пух и прах, не оставляя в живых ни одного вампира, желая спасти близкого ей челов... вампира. Даже ценой собственной жизни.
- Для ознакомления с новым миром... Разве когда тебя обратили, тебе не сказали, чтобы ты не нарушал неписаных вампирских законов? Чтобы ты не раскрывал тайну о своем существовании людям, иначе за тобой придут Вольтури? - Проговорила Моник, смотря на него изучающим взглядом. - Викторию это не волнует, ей абсолютно наплевать на своих новообращенных. Она не сообщила им о том, что даже если они выживут в битве с вами, Вольтури все равно рано или поздно придут и уничтожат их всех. - В голове вампирши мгновенно всплыла картинка, что Вольтури заодно убивают и ее. Она не знала, почувствует она этого или нет. Моник помнила рассказы о том, что многие из них имеют способности. Не смотря на то, что дар имеют немногие - возможно, один из полусотни всех существующих вампиров - у большинства представителей клана Вольтури он имелся. Моник также помнила, что и у Калленов были способности. У новообращенных же не было никаких способностей. Наверняка Викторию это сильно огорчает...
- Было бы слишком просто, если бы мы раскрыли друг другу все свои карты, не так ли? - Каллен повторил слова Моник.
- Да, действительно. - Дюпри широко улыбнулась. Если хочешь навредить врагу, то используй его оружие против него самого. - У меня нет причин хотеть твоей смерти или твоей семьи. И мне хочется заводить себе врагов, по крайней мере, сейчас. Уверенна их у меня будет достаточно, когда Королевскому клану станет известно обо мне.
- Ладно. Ты что-то хочешь предложить? Или мне пора. Сама знаешь – нам опасно здесь находиться. - Эдвард просто насквозь просверлил ее своим взглядом.
- Предложить? - Моник на минуту задумалась. - Мне пока еще нечего тебе предложить... Кроме того, что посоветовать вам, подождать еще немного, пока другие новообращенные просто не поубивают друг друга. Хотя, я могла бы промолчать о том, что я видела, как какой-то желтоглазый вампир бродил в окрестностях Форкса. - Только и протянула Дюпри, не скрывая заговорщицкого тона.
- Я не приспешница Виктории. И прошу, не надо на меня так смотреть. - Не выдержала Моник, смерив Каллена осуждающим взглядом. Да, может я и убила не малое количество людей за последнее время, но ведь в прошлом, еще будучи человеком, я была довольно хорошей. - Разочарованно подумала девушка, на секунду отвлёкшись от темы.

Отредактировано Monique Dupree (20 ноября, 2012г. 12:26:29)

0

10

В общем и целом девушка говорила что-то путное, но было одно но – времени на это совершенно не было. Ни на прогулки, ни на выяснение отношений, и уж тем более на то, чтобы ждать пока вампиры не сожрут сами себя в попытках утвердиться, спастись или добиться места у ног «королевы». По всему было видно что эта девушка не из таких и это было тем более странно – зачем она была при Виктории? Для чего такую благоразумную новорожденную посвятили в семейные дела Калленов, если ей, судя по всему, просто не до них? И почему она не вела себя также как и те, чье поведение она только что завуалированно назвала глупым и в общем то безрассудным. Было много вопросов и не было никаких ответов. От этого было интересно, но в добавок ко всему еще и опасно.
  - Я не приспешница Виктории. И прошу, не надо на меня так смотреть.
Все внутри Эдварда поднялось и зашумело в сотни голосов. «Что значит не приспешница?! Разве здесь остался кто-то кроме них? Да не может такого быть!» А даже если и не приспешница, то и не союзник. Пересчитать друзей Калленов можно было по головам и среди них не было ни одной девочки, которая совсем недавно стала вампиром.  Дюпри начинала злиться или просто паниковать, раз вообще изрекла что-то подобное и ее можно было понять – при такой «работе» нервным стать совершенно не грех, а вот Эдварду с этим повезло. Взяв себя и свое разбушевавшееся нутро в руки, он решил,  что дальше так продолжаться не может. Он сделал шаг на встречу собеседнице и спустя долю секунды был у нее за спиной. Положив руки на плечи девушке, он прошипел ей не утешающую правду:
-  Все мы были достаточно неплохими – сейчас все иначе.
Глупо было успокаивать себя прошлой жизнью, когда стоишь на пороге новой и совершенно другого существования, где нельзя говорить кто ты, да и некому говорить, потому что всех родных ты лишился на закате той, старой. Эдвард натворил много глупостей в самом начале и до сих пор не находил себе оправдания, поэтому его удивляло с какой легкостью собеседница находила для себя выход из сложившейся ситуации.
- Я буду благодарен тебе, если ты, действительно, промолчишь о том, что видела меня здесь – спокойно продолжил Каллен, - но если вдруг… - Что «вдруг» он сказать не мог хотя бы потому что сам не знал, что может случится с ним и его семьей завтра и кто в этом будет виноват, вернее кто может причинить им вред. Последнее время все было настолько плохо, что само семейство было готово грызть друг другу глотки, дабы спасти того, кто важнее для каждого из них. Перед Эдвардом все это время стоял ужасный выбор – мать против возлюбленной. Пожалуй, две самые дорогие женщины в его нынешней жизни были в плачевном положении и времени уже совсем не оставалось.

+1

11

На лице Каллена застыла абсолютно ничего не выражающая маска, хотя глаза время от времени подводили его, и вампирша видела, что он о чем-то размышляет. Этот разговор не приносил никаких плодов ни Эдварду, ни самой Моник. Теперь ей вообще не было ясно, зачем она решила поговорить с ним. Возможно, она ошибалась по поводу себя и судя по данной ситуации никак не отличалась от других тупоголовых новообращенных, которые не могут себя защитить. Один лишь шаг и парень уже стоял за спиной Моник.
-  Все мы были достаточно неплохими – сейчас все иначе. - Он говорил медленно, четко произнося каждое слово, но, не делая акцента ни на одном из них. От этих слов и интонации, с которой они были сказаны, Моник вздрогнула. Такого поворота событий она никак не ожидала. Дюпри ощущала, как руки Каллена лежали у нее на плечах, но она продолжала оставаться неподвижной. Внутреннее напряжение блондинки достигло апогея. Ее взгляд был сосредоточен куда-то вдаль, а каждый мускул напряжен в ожидании боя. Вампирша была готова к борьбе, какой бы жестокой она ни оказалась.
- Я буду благодарен тебе, если ты, действительно, промолчишь о том, что видела меня здесь – Спокойным тоном продолжал Эдвард. На секунду страх завладевал ее сердцем. Осознание того, что ей нужна помощь в этой ситуации, заставило разум девушки судорожно вспомнить имя близкого человека, который мог бы прийти и спасти ее. Деметрий.
- Но если вдруг... - Эдвард по непонятным причинам замолчал. Моник, осознав, что это очень даже подходящий момент, резко развернулась, скидывая со своих плеч руки вампира. Применив всю свою силу, она впечатала Каллена в ствол дерева.
- Никаких "вдруг" не будет. - Яростно произнесла она, пристально смотря ему в глаза. Дюпри отпустила парня и отошла в сторону. - Как я уже сказала, мне не нужны враги. - После произнесенных слов вампирша начала проницательно всматриваться ему в глаза, как бы доказывая правдивость своих слов. - Было бы достаточно просто одного "спасибо". - Глаза Моник слегка сузились, и она внимательно посмотрела на парня.
Сейчас девушка была собрана и очень сосредоточена. Казалось, воздух вокруг нее подзаряжался энергией, которая бурлила внутри Моник. Ей совершенно не прельщало то, что Каллен стал угрожать ей. Эдварду действительно лучше было просто сказать спасибо, ведь если посудить, то это он находился на вражеской территории, а для Моник выгодней сообщить о его появлении Виктории. Но к сожалению она уже пообещала ему что не сделает этого.
- Была рада знакомству. Надеюсь, следующая наша встреча произойдет при более благоприятных обстоятельствах. - Последней фразой Моник поставила жирную точку в их неприятном разговоре. Теперь девушку здесь больше ничего не держало. Она, увы, не добилась чего желала, и для нее настало самое время уйти. Не дожидаясь ответа, блондинка повернулась, зашагала в противоположную от Каллена сторону.

0

12

офф топ|офф топ

Срочно бегаю с работы - не успел написать больше. Уйдешь - не обижусь)

Имя впечаталось в сознание Эдварда почти так же как и в сознание обладательницы мысли. Эдвард не смог себя сдержать и улыбнулся. Всеми движет любовь. Если бы не угроза, повисшая над Беллой, его здесь не было бы – он спокойно бы сидел в окружении родственников, часть из которых уже не ненавидела бы Беллу и придумывал план, который мог бы спасть Эсми.
«Все из-за любви» - эта мысль заставила Эдварда открыто расхохотаться, отнимая тело от дерева.
- Была рада знакомству. Надеюсь, следующая наша встреча произойдет при более благоприятных обстоятельствах.
- И все? – неожиданно для самого себя крикнул в след девушке Эдвард. «Это все на что ты способна?» Вся ситуация в целом начала развлекать Каллена – этот бесцельный и бесполезный разговор, юная вампирша, возомнившая себя достойной выделяться из толпы и ее желание найти кого-то, кого уже вряд ли найдет. Дельного диалога не получилось, но он чувствовал, что она еще может ему помочь, поэтому решил играть до конца. Сам не зная почему, Эдвард действовал бесстрашно, без паники, что его могут схватить, но с целью завести новое знакомство. Сейчас все было в руках новообращенной. Она обернется – и он нападет. Нет, не для того что бы рвать ее на части повышая чувство собственного достоинства, а для того что бы развлечь себя, а если она поймет Эдварда, то и ее. Она промолчит, и тогда они разойдутся раз и навсегда. Едва ли он сможет вспомнить лицо девушки, когда будет отрывать ей голову в битве с Викторией.  «Ну давай же – обернись» - просил он девушку, по-хамски улыбаясь. 
Ему хотелось, что бы она обернулась, он просил ее об этом – ему нужно было развеяться. Скинуть с себя напряжение, которое возможно и завело его в этот тупик. «Давай же!» - требовал он и надеялся что не ошибся в выборе коллеги о несчастью. Внутри закипало что-то сладостное и далеко неблагородное. Догонять девушку означало бы просто нарваться на скандал или ненужную бойню, а вот дождаться пока она сама для себя решит нужно ли ей это – было куда интереснее. Неглупая малышка уже должна была понять, что ее мыслям не скрыться от Эдварда и даже если в ответ на ее безмолвный вопрос он промолчит – это совершенно не будет означать что он не знает о чем она подумала. Новообращенные вообще редко блистали талантами, но и не дооценивать их было строго запрещено.

+1

13

Настоящее не имело ничего общего с пережитым прошлым. Нужно было бросить все концы в воду и начать привыкать к новой жизни. Эти мысли пришли ей на ум, после слов Каллена. Моник внимательно следила за каждым движением Эдварда, она больше не могла допустить того, чтобы тот снова на нее напал. Однако она только сейчас поняла, что парень вовсе и не нападал. Эта она на него напала. Как-никак Дюпри все-таки была новорожденным вампиром, она еще не научилась в должной мере контролировать себя и свои эмоции. Ее разум не успевал за ее инстинктами. Глаза Каллена словно наполняло понимание чего-то такого, что еще не дошло до вампирши. Парень изогнул губы в хитрой усмешке.
Тебе весело? Она была на взводе, а внезапно разразившийся раскатистым смехом Эдвард, по которому нельзя было судить, веселится он или разъярен, еще больше начинал ее раздражать. Ни минуты не медля она отдалялась все дальше и дальше, от того места где стоял Эдвард. У Моник возникло ощущение, что она не выдержит больше ни минуты рядом с ним. Ей захотелось быть где угодно, только не здесь. А лучше всего было бы сейчас оказаться там, где она сможет спокойно обдумать все, что происходит, и прийти в себя. Она не желала больше находиться рядом с вампиром, который проникает в ее сознание, из-за чего становится не по себе. Если вспомнить, то она вообще-то на охоту отправлялась.
- И все? - Из леса явственно послышался легкий крик. Слова молодого человека были произнесены с дерзостью и горячностью.  Блондинка тут же остановилась. И все? Сказанное словно обожгло слух вампирши.  Она чувствовала, как внезапная вспышка гнева, которую Дюпри никогда не могла ни понять, ни контролировать, охватила ее. Ярость внутри нее разрасталась все больше и больше, и багровой пеленой застилала глаза. Каллен сам подливал масло в огонь, своими действиями провоцируя её на разрушительные выходки. Хотя Моник отчетливо сознавала, что Эдвард именно этого и добивался, причем весьма удачно, она все же не удержалась и обернулась. Дело принимало серьезные обороты. Их взгляды сошлись в немом поединке. Золото против рубина. Вампирша смотрела на его улыбающуюся физиономию бездонными от эмоций глазами.
- Все. - Сиплым голосом, от бурлившей и закипающей внутри злобы, прошипела Моник. Пойти на поводу у Эдварда, чтобы он с треском разломил твой череп. Да, отлично Моник. - Хочешь еще что-то добавить? - с сарказмом, сдавленным от переполнявших эмоций голосом прошептала Дюпри. Бессмысленные звуки ярости вылетали из ее груди.

Отредактировано Monique Dupree (22 ноября, 2012г. 13:32:30)

0

14

Девушка смотрела на Каллена с такой злобой в глазах, что нормальный человек уже давно почувствовал бы себя не то что неуютно, а омерзительно и постарался бы скрыться из поля ее зрения. Но Эдварду все было ни по чем, ведь что является залогом дружбы, если не первоначальная взаимная неприязнь. По всему было видно, что Моник с радостью ушла бы отсюда и больше никогда не вспоминала ни этого разговора, ни неприятного собеседника, но внутренняя злость и несдержанность не давали ей сделать этого. Эдвард цапил или даже ущемил ее самолюбие, которое играло сейчас на полную громкость и униматься никак не хотело, даже не смотря на всю очевидную опасность ситуации.
- Хочешь еще что-то добавить?
«Хочу» - подумал Эдвард и накинулся на собеседницу. Двигаясь максимально аккуратно, он не хотел ни в коем случае ранить ее, но и вида показывать не хотел подавать. «Пусть атакует в полную силу – может быстрее устанет. Тогда и поговорим.» А поговорить было о чем. За пру секунд до этого Эдварт тщетно пытался вспомнить всех знакомых ему по загадочному имени «Деметрий», но нужный персонаж никак не хотел вспоминаться и вообще как-либо выползать из подкорки головного мозга. И только когда девушка начала покидать предположительное поле боя, он вспомнил одного человека с таким именем. «Вольтури». Не знать и не помнить хотя бы большую часть участников клана – было смешно и постыдно и кому как не ему знать их всех. Не так давно он сам являлся к ним с повинной головой и просил… Внезапная мысль пришедшая в голову к Эдварду повергла его в шок своей простотой и эстетичностью. Эта новообращенная могла бы стать отличным ключом к ситуации. Если помочь этой вампирше можно подобраться к Вольтури не только со стороны сухого закона, который Виктория в общем и целом как закон и не рассматривала, а по большей части вообще все делала наоборот. Неожиданно для самого себя, Эдвард ступил на сторону своих родственников, которые давно предлагали этот план, но по каким-то причинам он сам отвергал его. Теперь ему не оставалось ничего кроме как давить на девушку и склонять в свою сторону, а для этого было необходимо много врать.
Не сильно прижав, не ожидавшую атаки, девушку к первой попавшейся вертикальной поверхности , он задал сакраментальный вопрос, на который, конечно, можно было не отвечать, но зачем?
- Какое отношение имеешь ты к Вольтури?
Постановка вопроса была весьма конкретной и единственный повод врать мог заключаться лишь в том, что Виктория об этом ничего не знала.  Дабы получить достоверный ответ можно было взять девушку под свою защиту, но Каллены находились в слишком плачевном положении, что бы обещать ей что-то. Надеясь на то, что девушка не так глупа, как остальные новообращенные, Эдвард приложил максимум сил  чтобы не упускать ее и дождаться ответа.

+1

15

Дюпри ощутила, как Эдвард стремительно приближался к ней. Перед глазами блондинки появилась его рука. Моник отдернулась и одновременно взглянула вверх, на лицо парня, но этого было достаточно. Глухой звук, совсем рядом, известил о столкновении мраморного тела с деревом. Удар был не слишком сильным, но довольно ощутимым. Ей уже давно следовало убраться отсюда, и чем дальше, тем лучше. Однако какое-то непонятное чувство заставляло ее остаться на своем месте.
- Какое отношение имеешь ты к Вольтури? - Этот вопрос застал Моник врасплох. На секунду она потеряла всякую связь с внешним миром, желание бороться с Калленом тут же куда-то улетучилось. Выражение его лица напугало ее - все чувства разом вырвались наружу. Слова дождем осыпали ее, она слышала их как шум, но смысла не понимала. Слишком близко подступила тьма из глубин ее собственного существа, тьма толкалась в ладони, молила: выпусти меня... Она больше не чувствовала ни паники, ни ярости. Она больше не боролась. Не было никакой необходимости продумывать, оценивать, решать... Внутренняя мощь, ледяной извивающейся силой выскальзывая из заточения, захватывала дух. Она выхлестнулась из скрытых глубин, покорно наводняя каждую крупицу её существа. Чувства покинули ее, на их место пришла невозмутимость намерения и контроль. В состоянии глубокого спокойствия, рождённого от распоряжения своей собственной способностью, у неё не было никакой ненависти, никакого гнева, никакого ужаса, никакого горя. Моник ощутила свою силу. Она поползла по ее коже холодным огнем. Блондинка смотрела в золотисто-жёлтые глаза Эдварда, зная, что он видел только её беспощадный взгляд. 
- Никакого. - Сухо ответила она. Ее лицо оставалось абсолютно невозмутимым, но в ее глаза пылали огнем. Дюпри немедленно скатилась вниз по дереву, освобождаясь от рук Каллена. Отпихнув парня от себя, она резко выпрямилась. Моник быстро пересекла расстояние, которое немного разделило их, и остановилась. В мрачном свете свинцового неба она видела выражение его лица. Моник по прежнему оставаясь неподвижной она уставилась на вампира в ожидании его следующего действия. Она оглядела долину, на которой они стояли. Девушка не отходила слишком далеко, наоборот, она намеренно оставалась в поле зрения вампира.  Упрямство с обеих сторон не терпело поражения.
- Почему это вдруг тебя заинтересовало? - Стиснув зубы и напрягшись всем телом, прорычала девушка. Блондинка понимала, что иметь секреты от того, кто читает твои мысли не возможно. Ее лицо изображало злость и желание убить... - Думаю нам лучше разойтись. - Это возможно было единственным правильным решением за сегодняшний вечер. Но она почему-то догадывалась, что парень этого просто так не оставит.

+1


Вы здесь » Затмение. Да придет тьма. » Форкс » Друг или враг?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC